ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

ТЕМАТИЧЕСКИЙ
КАТАЛОГ
АЛФАВИТНЫЙ
КАТАЛОГ
КАТАЛОГ
ПЕРИОДИКИ

ТЕМАТИЧЕСКИЙ КАТАЛОГ

Немцы Российской империи, СССР, России и стран СНГНемцы в Российской империи (X – 1917 г.) Немцы в СССР (1917–1991)Немцы в России, странах СНГ и дальнего зарубежья (с 1991 г.)

АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
-------------------------------------------------------------------------------------
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

КАТАЛОГ ПЕРИОДИКИ

ГазетыЖурналыКалендарьБюллетениИздания для детей и молодежи

ПОИСК ПО БИБЛИОТЕКЕ

Расширенный поиск

Использовать подсказку
Наличие электронной версии издания

17 Апреля 2017

Председатель МАИИКРН Аркадий Герман рекомендует книгу «Отцовский почерк» И. Словцовой

В Доме книги на Невском в Санкт-Петербурге началась реализация книги Ирины Словцовой «Отцовский почерк». Рецензию на нее написал председатель МАИИКРН Аркадий Герман. Приводим полный текст рецензии.

Выход в свет повести Ирины Словцовой «Отцовский почерк» - несомненно знаменательное явление в литературе о российских немцах и, как представляется, будет оценено по достоинству. С большим интересом и желанием решил откликнуться на это событие по двум причинам: во-первых, как историк-профессионал, занимающийся историей российских немцев; во-вторых, как российский немец, хорошо помнящий то послевоенное время, которое описано в книге Ирины Владимировны.

Очень часто приходится «бороться» с псевдоисториками, которые, выдавая свои работы за исторические и документальные, на самом деле, беззастенчиво фальсифицируют события, а нередко оперируют ложными, придуманными фактами, подгоняя их под свои субъективные концепции и взгляды.

В случае с рецензируемой книгой все не так, можно даже написать, - все наоборот. Автор создал художественное произведение – повесть. Так получилось, что ранее мне никогда не приходилось писать отзывы на художественные работы. Как известно, повесть – это произведение, тяготеющее к хроникальному сюжету, воспроизводящему естественное течение жизни. В повести реальность сочетается с вымыслом, и в книге «Отцовский почерк», как указывает сам автор, образы основных героев вымышлены, кроме одного – главного героя – доктора Августа Лихта, вокруг которого, собственно, и сосредоточен весь сюжет произведения. Его жизнь и судьба раскрываются в рамках целого ряда событий, в которых он – доктор Лихт – принимает непосредственное участие. В отличие от большинства героев, события эти отнюдь не вымышленные и – надо отдать должное автору Ирине Словцовой – они воспроизведены с удивительной документальностью и точностью привязки к местам, в которых происходили, что не может не вызывать глубочайшего уважения к автору.

Август Лихт – российский немец, талантливый хирург, ему пришлось жить в СССР, в ХХ веке, в годы, изобиловавшие многими драматическими и трагическими событиями, легко ломавшими судьбы миллионов людей (революциями, войнами, насилием и репрессиями).

Ровно 10 лет назад мне довелось написать и опубликовать книгу «”Если останусь жив…”: Жизнь и удивительные изломы судьбы российского немца Эдвина Гриба» (М.: «МСНК-пресс», 2007). Это документальное произведение о широко известном и уважаемом человеке в среде российских немцев и тех, кто не равнодушен к их проблемам. В той книге я написал слова, которые сегодня на сто процентов могу отнести и к герою Ирины Словцовой Августу Лихту.

«Обычный, типичный ровесник нашего героя в детстве пережил время коллективизации и «большого террора», которые очень может быть задели его родителей и других взрослых родственников и повлияли на его жизнь, создав определенные сложности. Однако это не помешало ему стать образцовым пионером и комсомольцем, искренне любившим свою социалистическую Родину (другой он просто не знал). Когда началась Великая Отечественная война, он ушел на фронт защищать Родину, делал это честно и с достоинством и скорее всего погиб на этой страшной войне, но если выжил – с почетом и уважением вернулся домой, учился, работал, ушел на пенсию растил детей и внуков. Возможно он еще жив, возможно по возрасту и болезням уже ушел в мир иной.

К сожалению, у героя, о котором пойдет речь в этой книге, оказалось одно существенное «но» - он немец – российский немец, из тех, предки которых поселились в России 200 и более лет назад. И это «но» в социально-политических хитросплетениях ХХ века в СССР оказалось фактором, приведшим к значительным отклонениям жизненного пути нашего героя от той типичной схемы, которая нарисована чуть выше.

XX век принес народам две кровопролитные мировые войны, в которых Россия (а затем СССР) и Германия оказались по разные стороны линии фронта, и этот факт самым трагическим образом отразился на судьбе потомков германских переселенцев. Депортация 1941 г., «трудовая армия», спецпоселение, долгие годы национальной дискриминации нанесли существенный физический и нравственный урон немецкому этносу. Именно в период с 1941 по 1955 гг. наблюдается самое большое отклонение в жизни нашего героя от жизни его типичных сверстников. Позднее на почве национальной принадлежности тоже возникало немало проблем, однако все же в общегражданских правах дискриминация была в основном ликвидирована».

Действительно, судьба Августа Лихта, как и судьба моего героя Эдвина Гриба, во многом типична для его сверстников-немцев. Война, фронт, «изъятие» с фронта и отправка в «трудовую армию», тяжелейшие физические и моральные испытания в военные и первые мирные годы, связанные с национальной принадлежностью. Им довелось познать радость любви, семейной жизни. Однако «тень» войны и ненависти к немцам преследовала их долгие годы и не раз становилась причиной новых суровых испытаний.

Нельзя вновь не отметить авторский талант Ирины Владимировны, которой удалось в сравнительно сжатом объеме книги поднять и ярко раскрыть большое число нравственно-этических проблем сопровождавших в послевоенные десятилетия жизнь не только российских немцев, но и людей других национальностей, окружавших их.

Важнейший узел нравственных проблем – создание межнациональных браков. После войны надо было быть мужественным человеком, чтобы полюбить немца и выйти за него замуж, родить от него детей, растить и воспитывать их в условиях, когда и представители власти, и многие окружающие, после тяжелейшей войны и потери близких людей, не очень-то хотели разбираться в таких тонкостях как то, какой немец находится рядом с тобой: «наш» или «не наш». Для многих обывателей, не обремененных знанием истории этот факт просто не был известен. Создавалась тяжелая атмосфера скрытой неприязни, ненависти, иногда прорывавшейся в форме открытых оскорблений и угроз. Хорошо помню это и из жизни своей семьи в те далекие годы. «Фашист» или «германец» - типичные клички немецких ребят того периода. Сохранению негативного отношения к российским немцам способствовал совершенно ничем не мотивированный режим их спецпоселения, продолжавшийся десять долгих послевоенных лет. «Раз ограничены в правах, значит виноваты». Вся эта тягостная послевоенная атмосфера в местах проживания трудармейцев с большой достоверностью воспроизведена Ириной Словцовой. При чтении иногда возникает ощущение, что автор сам все это пережил, настолько реалистично выписаны все сюжеты и даже их детали.

Опять не могу не сравнить жизненные трудности смешанных семей Эдвина Гриба и Августа Лихта. Несмотря на то, что один жил в Соликамске, а другой в Нижнем Тагиле, сходство потрясающее. Разница лишь в том, что семья Грибов смогла сохраниться, а семья Лихтов – нет. Можно ли в этом обвинить кого-то из создателей этой семьи? Полагаю, что любой читатель придет к однозначному выводу: «нет». И Август Артурович, и его жена Елена Георгиевна действовали, как им казалось, из добрых побуждений, надеясь таким образом облегчить жизнь и создать устойчивое будущее своим детям. Разлука нанесла тяжелый удар по всем членам семьи.

Если хирург Август Лихт главный герой книги, то его старшая дочь Екатерина (тоже врач-хирург) – главное действующее лицо. Ее образ выписан автором тоже с большим мастерством и симпатией. Это человек уже постсталинской эпохи, она выросла в позднее советское время, но все, что связано с военным и послевоенным периодом жизни родителей для нее важно и трепетно. Именно она решила разгадать семейную тайну и смогла это сделать. К сожалению, ценой потери матери, которая не смогла пережить груз своих прошлых ошибок. Дети, особенно Катя, хранили память об отце, а известие о том, что он жив, стало для них шоком.

Завершается повесть описанием некоторой кратковременной идиллии в Муроме, на берегу Клязьмы, в отчем доме. Дети встречаются с отцом, он вновь становится частью их жизни. Катя обретает собственную семью. Но, увы, нет матери, а вскоре умирает и отец. Представляется, что кратковременность идиллии не случайна. Автор, проводит очень важную мысль о том, что однажды совершив ошибку, даже не по собственной вине, нельзя вернуть прошлое в своей неизменности. Прошлое уходит, умершие остаются в памяти потомков, а жизнь продолжается…

Подводя итог, должен отметить следующее: вышедшая в 2016 году в Санкт - Петербурге повесть Ирины Словцовой «Отцовский почерк» - талантливо написанное художественное произведение, исторически честно и правдиво воспроизводящее послевоенную жизнь российских немцев. Судьба семьи Лихтов потрясающе правдоподобна, точна, реальна. Художественность работы не только не искажает исторического фона, на котором развертываются события, но, как представляется, во многом служит средством донесения до читателя внутренней сущности и трагизма происходивших событий, суровой повседневности тех лет.

Рекомендую обязательно прочитать книгу И.В. Словцовой «Отцовский почерк» всем, кто интересуется историей и судьбой российских немцев.

Доктор исторических наук, профессор, председатель Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев

Аркадий Герман

NACHRICHTEN
АРХИВ