ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

ТЕМАТИЧЕСКИЙ
КАТАЛОГ
АЛФАВИТНЫЙ
КАТАЛОГ
КАТАЛОГ
ПЕРИОДИКИ

ТЕМАТИЧЕСКИЙ КАТАЛОГ

Немцы Российской империи, СССР, России и стран СНГНемцы в Российской империи (X – 1917 г.) Немцы в СССР (1917–1991)Немцы в России, странах СНГ и дальнего зарубежья (с 1991 г.)Немецкие меньшинства стран Центральной и Восточной Европы

АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
-------------------------------------------------------------------------------------
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

КАТАЛОГ ПЕРИОДИКИ

ГазетыЖурналыКалендарьБюллетениИздания для детей и молодежи

ПОИСК ПО БИБЛИОТЕКЕ

Расширенный поиск

Использовать подсказку
Наличие электронной версии издания

25 Ноября 2016

Он пронес любовь к поэзии через всю жизнь

Александру Бекку, одному из немногих российско-немецких поэтов, исполнилось бы в этом году 90 лет.

Александр Бекк родился 21 ноября 1926 года в деревне Делер на Волге, в семье крестьянина бедняка. Свое детство и юность он провел в соседнем селе Майенхайм, память о котором он пронес через всю свою жизнь. Недаром даже псевдоним он себе взял Майенхаймер. Мальчик рано остался без отца. Его увели однажды ночью в 1938 году, и больше его никто не видел. Александр только что окончил восьмой класс, когда началась война. Вместе с семьей его насильно вывезли из Поволжья в Сибирь. Пятнадцатилетним подростком он начал свой трудовой путь и несколько лет самоотверженно трудился в рядах трудармейцев в Новосибирской области.

Ему уже было 36, когда в нем вновь пробудилась мечта детства – написать книгу стихов. Жизненного опыта ему хватало с избытком. К этому времени он, некогда мечтавший стать детским воспитателем, успел уже освоить множество профессий. Он был трактористом и шофером, полевым бригадиром и автослесарем, плотником и лудильщиком. Освоив одну профессию, его тянуло к другой. Среди людей, знавших его, он слыл мастером на все руки, своего рода Левшой. Когда его как-то спросили, почему он так часто меняет место жительства и профессию, он коротко ответил, что поэт должен всесторонне знать жизнь. Его первые послевоенные стихи были опубликованы в 1959 году.

В 1968 году Александр Бекк переехал в Славгород, где до пенсии с небольшими перерывами работал в немецкоязычной газете Алтая «Rote Fahne». Он корректировал стихи и прозу внештатных авторов газеты, писал рассказы и заметки о трудящихся Кулундинской степи, по-отечески доброжелательно, но довольно критично помогал начинающим журналистам. И везде и всюду его сопровождала потрепанная тетрадка, испещренная всевозможными записями и стихами, вспоминают его коллеги. Время от времени, разряжая напряженный ритм работы редакции, он читал коллегам стихи из этой тетрадки, и прислушивался к их мнению. Он писал, зачеркивал на ходу и снова кропотливо писал, пока не находил нужное ему слово. Бывали дни, когда рифмы сыпались из него, как из рога изобилия.

Александр Бекк был настоящий лирик, который мог все то, что наполняло его сердце, переложить на стихи. Роберт Вебер, известный российско-немецкий писатель видел силу поэта «в живых цветах, дарящих радость, в его тихой, но такой опьяняющей любви к жизни. Он видел жизнь сердцем, видел мир в полете времени, и через это познавал себя. Человек, природа, общество, любящий человек и я – сколько проблем в этих отношениях».

Это его видение мира сердцем особенно ярко проявляется в его цикле стихов «Кункель». Опубликованные в 1965 году в «Rote Fahne» и наиболее полно в «Zeitung für Dich» в 1995 году, эти истории и переживания простого, деревенского парня по имени Кункель покорили сердца читателей, потому что он олицетворяет собой «маленького человека». Кункель – умный и хитрый, находчивый и любознательный, один как перст, но общительный, жаждущий радости и тепла – смотрит этому холодному, равнодушному миру прямо в глаза и противостоит ему с достоинством. Этот дух противоречия жил и в самом Александре Бекке, он являлся первоисточником его поэтического вдохновения.

Однажды его коллега, писатель Вольдемар Шпаар, спросил Бекка: «До какого возраста можно быть поэтом?» и получил лаконичный ответ: «Пока это доставляет удовольствие, надо писать. Пока чувствуешь себя молодым. И в конце концов – пока хочется писать».

Бекк – автор двух книг: «Всегда на переднем крае» (Алтайское книжное издательство, 1983 г.) и «Вехи» (Москва, 1988 г.), его произведения вошли во многие поэтические альманахи. С 1992 года он был членом Алтайской писательской организации Союза писателей России и в 2011 году был награжден медалью Ассоциации писателей Урала, Сибири и Поволжья «За служение литературе». В последние годы по инициативе и при активном участии авторского коллектива «Солнце над степью» города Славгорода и при финансовой поддержке Международного союза немецкой культуры в Барнауле вышло три книги с избранными произведениями Бекка: «Кункель в суетном мире», «Я был, я есть, я буду» и «Гудки памяти». Многие его стихи переложены на музыку. В 2013 году в Славгороде прошли первые межрегиональные литературные чтения, посвященные творчеству Александра Бекка. На здании редакции газеты «Rote Fahne»/«Zeitung für Dich» была установлена мемориальная доска поэту. 

Александр Бекк умер 13 января 2012 года в Славгороде Алтайского края.

***

Der eine und der andre

Der eine sich mit Worten brüstet

und legt dabei aufs Herz die Hand.

Doch wie zuvor wird rings gedürstet

nach einem hellen Sonnenland.

Der andre handelt wie ein Danko –

reist hoch sein Herz zum Feuerflug

und überbrückt der Nächte Schranken.

Und sieh: Ihm folgt ein Siegeszug!

Один и другой

Один – клянётся всё сильнее

и руку на сердце кладёт.

Но не становится светлее

вокруг, скорей – наоборот.

Другой – как Данко: сердце птицей

поднимет в огненный полёт,

и рушатся ночей границы,

и шествует за ним народ.

***

Ich war, ich bin, ich werde sein                             

Ich bin Vergangenheit, bin Gegenwart und Zukunft!         

Mein stolzes WIR! Wer könnte es verneinen.

Drum fürcht ich nicht der Weltenstraße Zugluft.                            

Ich bürg für alle, alle – für mich einen.        

 Ich war! Und blieb in jeder meiner Spuren,             

die ich den Heimatfluren hinterließ,                        

ob schnöd der Wind mit Schnee und Staub auch blies.      

Ich war! – schwingt´s mit im Klang der Sonnenuhren.       

Ich bin! So widerhalt´s in jedem meiner Schritte,    

wenn ich erhobnen Hauptes schreit dahin               

des freudbeflaggten Maifestzugs inmitten,             

und laut verkündet mein Gesang: Ich bin!               

Ich lasse mich von aller Welt durchscheinen.                      

Mein Himmel blaut im Sonnenwiderschein.            

Drum darf, drum kann mich keine Zeit verneinen.  

Ich bin voll Glück, voll Licht: Ich werde sein!

Я был, я есть, я буду

Я – в прошлом, настоящем и грядущем.

Никто не может это отрицать.

Что сквозняки! Я раскрываюсь в сущем.

За всех на свете вправе отвечать.

Я не исчезну. В каждом своём следе

останусь на родных своих лугах.

Пусть грубый ветер предрекает беды, –

я был! Как отзвук в солнечных часах.

Я есть! Я гордо по земле шагаю.

Не гнусь, высоко голову держу,

и радуюсь расцвеченному маю.

«Я есть!» – упрямо, весело твержу.

Пусть целый мир на искренность проверит

меня, – я верю солнцу в синеве.

Я широко распахиваю двери

в любые дни – наперекор молве.

Перевод Сергея Клюшникова

NACHRICHTEN
АРХИВ